Понедельник, 22.04.2024, 18:56
Колесим по всему свету
Главная Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 

Наше знакомство

«Автомобилем управляют люди…. поэтому основным принципом наших разработок должна быть безопасность»
А. Габриэльссон, Г. Ларсон — основатели фирмы «Волво» (1927 г.)

«Удар, удар, еще удар!..» Самым жестоким испытаниям подвергают каждый год сотню машин в Центре безопасности «Волво» — их бьют о стены и бетонные столбы, бросают с пятнадцатиметровой высоты, «таранят» в бок и заставляют кувыркаться… Ведь надо досконально знать, как автомобиль деформируется при столкновениях, каково придется его ездокам. Для этого на фирме целое семейство молчаливых «испытателей» — от «новорожденного» крошки и детей разных возрастов до «взрослых» разного роста и комплекции (их «семейный» портрет — на заставке).

На международный семинар «Диалог «Волво» о безопасности» шведы пригласили в Гетеборг 180 автомобильных журналистов из 16 стран. Среди россиян был корреспондент «За рулем» Николай ЩЕРБАКОВ, который и делится своими впечатлениями.

Плодотворный диалог со специалистами в Центре безопасности «Волво» организаторы, однако, приберегли напоследок, здраво рассудив, что полноты впечатлений не будет без нашего непосредственного знакомства со шведскими машинами. А посему нам вручили ключи от новеньких «волво» 400-й серии, штурманские «легенды» и пожелали счастливого пути по снежной и вьюжной Норвегии — из ее столицы Осло в столицу Белой Олимпиады Лиллехаммер. Мы скромно полюбопытствовали у фирмачей, а не боязно ли им бросать своих гостей в такой «омут» — за рулем незнакомых машин, да по неизвестным дорогам? Ответ был прост и убедителен: мы уверены, что в наших машинах с вами ничего не случится даже в труднейших дорожных условиях. Ну, а попадете в «переплет» — все равно останетесь целы, разбитая же машина в случае чего — проблема фирмы…

Припомнив, что знакомые автомобилисты, говоря о «Волво», не в последнюю очередь называют «безопасность», мы очистили машины от снега (стояло морозное декабрьское утро) и тронулись в путь. Первая остановка — на взлетной полосе старого аэродрома недалеко от Осло. Тут нам приготовили знатный «бутерброд» — толстый слой льда со снегом наверху. Заграничному автомобилисту вещь малознакомая, а тертому российскому — даже очень. Каждому экипажу предложили поупражняться в слаломе, затормозить в повороте, а также круто повернуть, разогнавшись примерно до 60 км/ч.

Для пущей ясности на ледовый трек пригнали машины прежних лет выпуска — без АБС и ПБС (на наших «четыреста шестидесятых» в антиблокировочную систему тормозов была встроена система предотвращения пробуксовки TRACS — Traction Confrol System).

На автомобилях без этих систем приходилось напрягаться, «играть» педалью тормоза — вещи знакомые. Мне невольно вспомнилось, как за несколько дней до скандинавского вояжа на Киевском шоссе занесло «зилок» и он, повиляв, воткнулся в ограждение метров в десяти от автора, бредшего по обочине.

Ну уж на «системных» «волво» мы порезвились! Компактные машины идеально вписывались на снегу в крутые повороты (как горные лыжи с хорошо отточенным кантом или же — продолжу аналогию — как послушные коньки): их не заносило при резком торможении, они просто останавливались как вкопанные. Естественно, автомобиль — это единый организм, и в хорошей управляемости «виновна» не только электроника, но и другие агрегаты — толково сконструированные и идеально работающие. Так что олимпийский блицпробег уже не пугал своей неопределенностью.

Да и автомобиль чутко реагировал на любое водительское пожелание, как по велению сказочного скандинавского тролля. Кстати, у нашего тролля было имя — EIC (Electronic Information Centre — электронный информационный центр).

Хотите знать, сколько топлива расходуете? Пожалуйста. Вам как — на данный момент или в среднем за поездку? Со скоростью — то же самое. Заправиться не успели? Так вот вам — сколько километров протянете на остатках топлива. Температуру масла и воды напомнит, а если за бортом от плюс трех до минус пяти градусов, то не на шутку всполошится — ведь и поскользнуться недолго, будьте уж поосторожнее.

В Лиллехаммер все журналистские экипажи добрались, как теперь говорят, без проблем. Мудрено устать в удобной машине.

Но на утро разыгралась настоящая северная вьюга. Темень — хоть глаз выколи (светает в Норвегии поздно…), метет «во все пределы», но выезд не отложить, после обеда вылетаем в Гетеборг. Поехали… Многие норвежские дороги узкие, куда там до американских хайвэев или немецких автобанов. В свое время их великими трудами пробивали в скалах — в Осло даже стоит памятник Хансу Крагу, одному из пионеров строительства дорог в прошлом веке.

…Пролетающий навстречу грузовик взбаламучивает такое снежное облако, что ощущаешь себя пилотом в грозовой туче. Но невозмутимая «четырехсотка» продолжает, как по ниточке, держать курс. Слегка освоившись в сложных метеорологических условиях, начинаешь понимать, что достойны памятника и те, кто следит за дорогами. В полной темноте на загородных трассах вовсю работали снегоочистители, а парни в комбинезонах чистили залепленные пургой дорожные знаки.

Прилив бодрости к рассвету, утихомирившему пургу, толкал на различные проказы: «А вот если на заснеженную обочину правыми колесами заскочить да газануть — неужели не поведет?» Ну не ведет — и все тут! «А если по нечищеной грунтовке вниз к фьорду и обратно?» Нормально. Пожалуй, сбить эту машину с толку можно, лишь рванув на полной скорости «ручник»… В общем, к словосочетанию «безопасность «Волво» мы смело присовокупили «всесторонняя зимняя», что, ясное дело, архиважно для России.
И вот мы, наконец, в Центре безопасности фирмы в Гетеборге.

Безопасность при столкновении… Странным на первый взгляд термином окрестили на «Волво» пассивную безопасность автомобиля. Может ли столкновение (авария!) быть безопасным для человека? Оказывается, может, если в роковой момент удар примет на себя автомобиль, его элементы. Каким же путем шла к этому «Волво» и как добилась общепризнанного лидерства в этой области?

Если бы учредили «Оскар» за безопасность, фирма была бы первым кандидатом на его получение. Но даже и без этой золотой статуэтки «Волво» не жалуется на отсутствие лавров — начиная от приза «Самый безопасный автомобиль года» и кончая «Золотой медалью за безопасную конструкцию». Фирма выигрывала их все, чаще по два или три, а порой по пять лет подряд, иногда, к несчастью, без конкуренции. Эти призы отражают не только гордость гетеборгских автостроителей, но, прежде всего, ответственное отношение к человеческой жизни.

Говоря обо всех этих призах, хотелось бы особо отметить инженера-исследователя «Волво» Нильса Болина, изобретателя автомобильных ремней безопасности с трехточечным креплением. В 1959 году его идея была запатентована, и компания «Волво» стала первым автомобилестроителем, установившим ремни на свои автомобили в качестве обязательного оборудования. Немного, пожалуй, найдется! приспособлений, сохранивших так много жизней.

В 1992 году Нильс Болин получил за свое изобретение приз Всемирного общества безопасности на дорогах, а тремя годами раньше был принят в члены Зала славы безопасности и здоровья (есть, как выяснилось, такой в США).

По сути, сами принципы пассивной безопасности автомобиля просты — их стараются применять в своих машинах многие нынешние производители. Но тонкость в том, как заставить эти принципы эффективно работать, когда и как воплотить в конструкцию. Если говорить о наличии в автомобиле передней и задней деформируемых зон, которые гасят энергию столкновения, и жесткого пассажирского салона, оберегающего своих обитателей, то такие решения фирма воплотила на своей серийной продукции еще в 1944 году! Многие из устройств безопасности, впервые введенные «Волво», приняты ныне как сами собой разумеющиеся во всем мире. Разрабатывая новые модели автомобилей, на фирме исходят из того, что их фактическая безопасность должна быть выше существующих требований закона. Тот, кто стремится построить самый безопасный автомобиль, не добьется цели, только выполняя требования действующего законодательства — он должен опережать их.

Практические испытания на разрушение — «краш-тесты» (каждый год — около ста) в сочетании с расчетами и моделированием на сложной компьютерной технике, с обобщением опыта, полученного при исследовании реальных ДТП с автомобилями «Волво» (в течение 20 лет эксперты фирмы изучили более 40 000 таких случаев), помогают выбирать приоритетные направления в разработке новых моделей, безопасных во всем спектре аварийных ситуаций.

Уникальная, внедренная впервые в мире на автомобилях «Волво» система защиты при боковом столкновении SIPS (Side Impact Protection System) позволяет распределить силу удара по элементам конструкции — центральной стойке, крыше, порогам, полу (с трубчатыми элементами под сиденьями) и, заметно ослабив ее, «увести» на другую сторону кузова. Выделяющаяся энергия рассеивается по этим элементам, а силы, действующие на водителя и пассажиров, сводятся к минимуму. При наличии системы SIPS число смертельных случаев и тяжелых травм снижается примерно на 25%.

С начала этого года на автомобилях «Волво» (как на самолетах!) для анализа автомобильных аварий устанавливают «черный ящик» — самописец столкновений DARR. Он измеряет в момент удара и регистрирует в своей памяти изменение скорости машины при ДТП. Не имеет аналогов в мире и система защиты при боковых столкновениях SIPS.

Статистика аварийности свидетельствует, что люди в автомобилях «Волво» подвергаются травмам в меньшей степени, чем в других машинах. Это факты, которые не только говорят сами за себя,— они подтверждают верность выбора, сделанного основателями фирмы.

Осло — Лиллехаммер — Гетеборг — Москва

Журнал «За рулем» № 4 1994 г.

Оптимизация статьи — промышленный портал Мурманской области

---
Поиск
Календарь
Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Архив записей
Друзья сайта
  • Полярный институт повышения квалификации
  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2023 года
  • Охрана труда - в 2023 году обучаем по новым правилам